Назвать соседом и полюбить

Автор:
Настя Мальцева

Первое впечатление, когда видишь перед собой главный корпус ГМС «Нефтемаш», сбивает с толку. Адрес предприятия звучит гордо – Военная 44 – и настраивает на встречу с чем-то грандиозным. Но стоит сойти на остановке «Завод Нефтемаш» и пройти сто метров, как перед глазами предстает интересная картина. Четырёхэтажное знание совсем не похоже на меланхоличные советские административные корпуса.  Поблёскивают белые облицовочные плиты, в небо тычется серая треугольная крыша, на фасаде – звёзды салюта и снежинки. Только Но надпись «ГМС Нефтемаш» подтверждает, что тут и правда завод. За забором окончательно  пропадает «кукольность» : перед глазами 50 000 м^2 производственной площади. На улице смотреть нечего, поэтому нас ведут в административное здание.

Пройдя пост охраны, по длинным лиловым коридорам мы оказываемся в механическом цехе. В нос ударяет густой жгучий запах сварки. То и дело с разных сторон вспыхивают разлетающиеся из-под станков искры. Справа, слева, над головой двигается что-то массивное. Наш инструктор по безопасности Алексей заботливо подталкивает с рельс, на которые наступили рассеянные зеваки:
– Смотрите под ноги. Тут проезжают гружёные тяжелыми деталями телеги. Не мешайте!
С непривычки от тёплого воздуха, запаха масла и ацетона кружится голова. Мы проходим мимо железных конструкций, которые напоминают безголовых блестящих осьминогов.
– Если их подсоединить к трубе, то по этим «щупальцам» можно распределять с разной мощностью нефть», – усмехаясь объясняет Алексей. Он и не думал, что придётся останавливаться на каких-то обыденных деталях. Для него.
Мы стараемся заглянуть за каждый станок, в каждый подъёмный кран. В одном из них появляется коротко стриженная белая голова. Но тут же пропадает, заметив нацеленный на неё объектив фотографа. А ему всё же удалось ухватить стыдливую женскую улыбку.
– У нас много женщин работает. Находятся такие специалисты в разных сферах, но всё-таки лучше у прекрасного пола получается контролировать. Сварочные швы проверяют, кранами тяжелые конструкции перетаскивают, в лабораториях работают. Тут и молодые лица встретишь, много и сторожил.
Позже нам расскажут, что всего на «Нефтемаше» трудятся около пятисот женщин разных возрастов и специальностей.
Речь Алексея убыстряется. Значит нам нужно торопиться.
Наш маршрут проложен через весь цех. У станков мы замечаем серьёзных молодых людей, которые не отвлекаются на любопытных журналистов и внимательно следят за действиями машин. Те, кто постарше, отошли в угол покурить и посмотреть на любопытных гостей.
Молодёжи на «Нефтемаше» и правда много. Ещё не умудрённые жизненным опытом лица то и дело выглядывают из-за станков. Те, кто посмелее, проходят мимо нас несколько раз и улыбаются. Кто-то в ответ наставленному на него объективу машет рукой в приветствии.
– Все те, кого вы видите, – молодые специалисты. Многие инженеры-технологи, например, пришли к нам после университетской практики, – рассказывает Алексей. Он этого делает медленно и гордо, придавая каждому слову особое значение, – наш завод даёт целевые места достойным студентам. А недавно совместно со студентами открыли научно-испытательный метрологический стенд. Алексей, имея большой опыт работы на этом заводе, рад новым специалистам. Нам объяснили, что из одной тысячи трёхсот шестидесяти рабочих около двадцати процентов людей до тридцати и чуть старше.
Наша экскурсия заворачивает на последний этап, а именно нас ведут в научно-испытательный стенд, где качество изготовленной на заводе продукции аккуратно проверяют специалисты. На контроль взяты и поставки. Но у самого выхода из цеха нас подзывает рабочий, расстёгивая пыльную синюю куртку из плотной ткани.
– А вы меня снимете? – усмехнулся он. Не дожидаясь очевидного ответа, мужчина подёрнул в улыбке густыми усами с проседью, надел защитные очки и повернулся к станку. Он управляет аппаратом, который стачивает всё лишнее с дискообразных деталей. Как точно называется эта машина, мы не услышали, как и имени приветливого рабочего.
На вопрос, куда уходит металлическая стружка, наш бессменный проводник по утробе завода Алексей, ничуть немедля, ответил «в утиль».
С отходами на «Нефтемаше» разговор короткий: все на вывоз. Другого выхода нет, ведь всего двадцать шагов разделяют уже знакомый нам забор от дома по адресу Барнаульский переулок 7.
Жители домов, прилегающих к территории завода, дискомфорт не испытывают.
– У нас очень спокойный сосед, – улыбается Ольга, глядя на одну из труб «Нефтемаша». Её дом находится ближе к заднему двору завода, – мне многие жалуются, мол, то молодёжь шумит, то младенцы по ночам спать не дают, то стройка дышать не даёт, а мне такие проблемы неизвестны. Вот, казалось бы, как жутко жить около завода. И шум с 9 до 6, и машины служебные дорогу у дома месят, и гарь. А вот нет! Тут бывает иногда жжёный запах. Густой и плотный. Так чёрный дым пахнет. Резина горит. Я ни с чем не спутаю. В деревне же выросла.
Шестнадцать тридцать. Под вывеской «ГМС Нефтемаш» начинают скапливаться люди. В штатной одежде не отличить рабочих от тех, кто сидит в кабинетах. Кто-то курит, кто-то нет. Но все улыбаются и общаются. Трудовой пятничный день на заводе подошёл к концу.

ТЕКСТ: АНАСТАСИЯ МАЛЬЦЕВА

ФОТО: АНАСТАСИЯ МАЛЬЦЕВА3 4 5 6